На главнуюПредставительство Республики Татарстан

 

 

 

Полезные статьи, ссылки

60% россиян считают, что научное изучение религиозной жизни приносит пользу обществу. Новости

60% россиян считают, что научное изучение религиозной жизни приносит пользу обществу.

23.06.2011

 

74% российских граждан уверены, что мир познаваем, 85% опрошенных верят в науку, сообщает интернет-издание "Татьянин день". На этом фоне россияне в целом позитивно настроены по отношению к религии: 60% опрошенных считают, что научной изучение религии приносит пользу обществу, а 56% респондентов не согласны с утверждением, будто религия служит задаче манипулирования людьми. Такие результаты социологического опроса предоставила служба социально-религиозных данных «СРЕДА».

60% россиян считают, что научное изучение религиозной жизни приносит пользу обществу. Чаще, чем в среднем, об этом говорят образованные респонденты, предприниматели и руководители, а также городские жители. Россияне, проживающие в селах, реже думают, что от изучения религиозной жизни возможна польза обществу. Также чаще говорят о пользе изучения религиозной жизни мусульмане и воцерковленные христиане, принадлежащие к Русской Православной Церкви. А вот россияне, считающие себя православными, не принадлежащими к Русской Православной Церкви, наоборот, несколько реже считают изучение религиозной жизни благом для общества.

16% от числа всех опрошенных не видят пользы в изучении религиозной жизни. Причем мужчины заявляют об этом чаще, чем женщины. Чаще отрицательный ответ дают неверующие россияне и респонденты, считающие себя несуеверными.

Не имеют конкретной точки зрения по вопросу о том, полезно ли изучать религиозную жизнь 24% граждан России. Чаще затрудняются с ответом россияне старше 65 лет, малообразованные респонденты и граждане, имеющие низкий материальный достаток.

56% россиян не согласны с утверждением, что религия служит задаче манипулирования людьми, вводя в обман и заблуждение.Чаще заявляют о том, что религия вовсе не является средством манипулирования, респонденты, имеющие высшее (неполное высшее) образование, граждане, работающие в сфере науки и образования, многодетные родители и люди старше 65 лет. Чаще не считают религию средством манипулирования верующие россияне: православные христиане, не православные христиане, мусульмане. Наоборот, чаще видят в религии средство манипулирования людьми неверующие респонденты, и те, кто верит в Бога, но конкретную религию не исповедует.

Всего же 27% россиян думают, что религия служит задаче манипулирования людьми. Чаще всех говорят об этом молодые люди в возрасте от 18 до 34 лет и наиболее обеспеченные респонденты. Женщины реже, чем мужчины, соглашаются с утверждением, будто религия служит задаче манипулирования людьми.

17% от числа всех опрошенных не имеют определенного мнения по поводу того, является ли религия средством манипулирования людьми или нет. Чаще затрудняются с ответом малообеспеченные и малообразованные граждане.

В ходе опроса выяснилось: 74% от числа всех опрошенных считают, что мир познаваем.Точку зрения о познаваемости мира чаще разделяют представители наиболее активных социальный групп: люди моложе 35 лет, студенты и учащиеся, предприниматели и руководители.

Что интересно, суеверные респонденты также чаще говорят о том, что мир познаваем.

Реже всех соглашаются с тем, что мир можно познать, россияне, работающие в сфере науки и образования, а также регулярно причащающиеся православные христиане.

Затруднились с ответом 10% респондентов. Чаще не могли решить, познаваем или не познаваем мир, люди старше 65 лет и граждане, имеющие образование ниже среднего.

Респонденты, утверждающие, что мир познаваем, чаще живут в Центральном, Приволжском и Дальневосточном федеральных округах, в городах от 250 тысяч жителей до 1 млн., а также в Москве. Опрошенные, проживающие в Уральском, Южном и Северо-Кавказском федеральных округах и сельские жители, наоборот, несколько реже говорили о познаваемости мира.

Подавляющее большинство респондентов (85%) согласны (или скорее согласны) с утверждением «Я верю в науку».Чаще о своей вере в науку сообщают респонденты, имеющие высшее или незаконченное высшее образование, наиболее обеспеченные граждане, молодые люди в возрасте 25-34 лет и россияне, считающие себя счастливыми.

Также чаще говорят, что верят в науку, - мусульмане и граждане, которые считают себя православными, но никогда не подходят к Причастию.

Несколько реже заявляют о своей вере в науку малообеспеченные респонденты и родители, воспитывающие трех и более детей.

Всего 9% российских граждан признаются в том, что они не верят в науку. Причем мужчины думают так несколько чаще, чем женщины. О своем неверии в науку заявляют и россияне, имеющие низкий уровень образования.

7% от числа всех опрошенных не смогли дать какой-то конкретный ответ. Чаще затруднялись с ответом респонденты старше 65 лет и малообеспеченные пенсионеры.

***

Итоги опроса прокомментировали доктор философских наук Константин Антонов, профессор ПСТГУ, и Михаил Тюренков, главный редактор интернет-портала «Правкнига.Ру», заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Константин Антонов: Сама идея, что религия служит задаче манипулирования людьми, вводя их в обман и заблуждение, восходит к античности и получает популярность в эпоху Просвещения. И по сегодняшний день она зачастую транслируется через различные образовательные институты, в той или иной форме присутствует как в высокой, так и в массовой культуре… В нашей стране она особенно навязывалась в советское время. Поскольку с того момента, когда советского режима не стало, прошло не так много времени, не трудно понять, что и многие традиции того времени не ушли в прошлое.

Вместе с тем, история приучила нас к систематическому недоверию к власти, к знанию, которое эта власть нам навязывает, к любым институтам и структурам, на которые власть смотрит положительно. Таким образом вырабатывалась своего рода априорная подозрительность, когда за любым явлением, за любым событием, хоть каким-то боком связанным с официальной линией, человек видел подвох и задавал себе вопросы: «Кому это выгодно? Каким способом меня тут хотят обмануть?» И чем ближе к власти и официозу, тем эти вопросы вставали острее. В советское время Церковь государством не поддерживалась и даже наоборот, и после падения советской власти она получила большой кредит доверия, который сохранился до сегодняшнего дня. Возможно поэтому пожилые люди, пережившие падение советской власти и ее идеологии чаще говорят о том, что религия средством манипулирования не является.

Напротив, молодые люди, которые восприняли эти практики подозрения, переносят их на религию и на Церковь, поскольку религия последнее время с властью у нас дружит… Это видно даже, например, по Живому Журналу, где имеет место активная полемика по религиозным вопросам, в том числе и среди молодежи и где зачастую всплывает в том или ином виде именно этот аргумент. Вообще то, что молодые люди чаще говорят о религии как о средстве манипулирования людьми – тревожный для Церкви факт.

То, что образованные люди чаще не считают религию средством манипулирования, вероятно можно объяснить тем, что они способны относиться критично к каким-то своей собственной подозрительности, особенно, если они имеют больший жизненный опыт.

То, что затруднялись с ответом чаще малообразованные и малообеспеченные мне не очень понятно. Возможно, это говорит о том, что вопрос находится вне их жизненного пространства: им не до высоких материй. Впрочем, я, скорее всего, тоже бы затруднился с ответом на этот вопрос: существует много нюансов и я не знаю, как ответить, если тебе задают его сходу, в лоб.

Например, возникает вопрос: что такое «манипулирование»? Идет ли речь о банальном вымогательстве денег, о стремлении заставить думать так, а не иначе, о манипулировании в смысле этической дрессировки и воспитания? В каком-то еще? Что здесь имел в виду спрашивающий и что – респонденты? Все ли респонденты были уверены, что манипулировать – это плохо? Возможно, что заложенные в вопрос двусмысленности как-то сказались на результате.

Михаил Тюренков: Вопрос о познаваемости/непознаваемости мира далек от большинства из тех, которые предлагаются среднестатистическим респондентам даже в ходе проведения опросов в области социологии религии. Однако, несмотря на его кажущуюся сложность, именно он позволяет вскрыть некоторые стороны развития общественного сознания, которые в ходе прежних социологических исследований продемонстрированы не были. И, в первую очередь, это, пожалуй, выявление сохранившейся с советских лет тотальной веры в науку, под которой в данном случае, как мне кажется, для большинства людей в первую очередь понимается эмпирический, естественнонаучный способ познания.

С другой стороны, показанная опросом вера людей в науку, сопряженная с пусть в меньшей степени, но все же доминирующим уважительным отношением к религии, по сути, является неким «народным подтверждением» глубокой мысли великого русского религиозного философа Семена Франка о том, что «...религия и наука суть два способа объяснения одной и той же реальности...» притом, что «...религия и наука не противоречат и не могут противоречить одна другой по той простой причине, что они говорят о совершенно разных вещах, противоречие же возможно только там, где два противоположных утверждения высказываются об одном и том же предмете...»". При этом столь спорное, с точки зрения верующего человека, утверждение, как «мир познаваем» - категорически разделяют лишь 39% опрошенных. Относительная же познаваемость мира отнюдь не противоречит религиозному мировоззрению. Таким образом, большинство респондентов, по сути, разделяют точку зрения о религии и науке как о непротиворечивых, но коррелирующих формах познания (и осознания!) мира, которая в той или иной форме очень часто звучит из уст современных православных мыслителей и экспертов.

В то же время лично меня удручает отдельный пункт исследования, в котором утверждается, что средством манипулирования религию считают «говорили об этом молодые люди в возрасте от 18 до 34 лет и наиболее обеспеченные респонденты», т.е., с одной стороны, те, кто в нашем, сугубо коммерциализированном, обществе подменяют подлинную национальную элиту, а с другой, те, кто таковой элитой потенциально должен стать в обозримом будущем. Понятно, что и в прежние века молодежь и богатые в силу естественных причин, в целом, были наиболее далекими от религии категориями населения. Однако в данном случае, особенно, если учитывать то, как был сформулирован вопрос, вполне возможно имеет место тенденция, которую я в одной из своих недавних статей назвал «неосекуляризацией». Полагаю, что последнему феномену службе «СРЕДА» стоит уделить наиболее пристальное внимание.

Православие.ru



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Торговые дома и представительства Республики Татарстан»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.tattrade.ru

Все новости раздела





 

  © Проект разработан Государственным Некоммерческим Фондом «Центр Производственной Субконтрактации Республики Татарстан» по заказу Министерства торговли и внешнеэкономического сотрудничества Республики Татарстан — 2006